ru

Ададурова Маргарита

Мой блог

  • Ададурова Маргарита
    Ададурова Маргарита создали новый пост в блоге
    Конкурс письменных работ #letthemootbegin #vismoot2019

    Настоящее эссе основано на проблеме Конкурса по международному коммерческому арбитражу им. Виллема Виса 2019 года

     

    Современное понимание принципа pacta sunt servanda

     

    Введение

    Соблюдение договорных условий является основой стабильных и предсказуемых экономических отношений между сторонами. На это надеются участники экономического оборота при заключении контракта, поскольку именно на момент заключения договора они определяют условия и как таковую возможность вступления в договорные отношения. Принцип необходимости соблюдения условий договора или принципа pacta sunt servanda, выработанный еще древнеримскими юристами, является гарантией такого сохранения условий договора. Данная позиция поддерживается общепризнанным принципом добросовестности сторон договора, поскольку соблюдение условий контракта является действием в интересах каждого из субъектов отношений. Именно поэтому принцип pacta sunt servanda, как и принцип добросовестности, в том или ином виде закреплен в законодательствах большинства стран.

    Однако в наши дни нередки ситуации, когда обстоятельства, принимаемые во внимание сторонами при определении договорных условий, изменяются настолько, что исполнение контракта на изначальных условиях вызывает значительные затруднения у стороны. К таким изменениям прежде всего относятся экономические кризисы, так как именно они более других влияют на участников рынка. При значительном изменении обстоятельств у сторон по договору есть два пути: расторжение договора или пересмотр его условий. Однако принцип favor contractus, закреплённый как в национальных, так и в международных актах, предусматривает приоритет сохранения контракта над его расторжением, а значит пересмотр договорных условий является наиболее подходящим вариантом разрешения проблемной ситуации.

    Какие обстоятельства могут быть основанием для изменения договора и насколько затруднительно должно стать исполнение для стороны? Нарушается ли в этом случае принцип pacta sunt servanda, поскольку при возможности изменения условий, контракт теряет свою стабильность? Или же в новом понимании стабильность договора есть сохранение договора вообще при изменении его условий? Эти вопросы в настоящее время остаются без ответа, поскольку в юридической науке не выработан единый подход к решению проблемы адаптации договора.

     

    Адаптация договора как средство правовой защиты

    Несмотря на рецепцию римских принципов pacta sunt servanda и rebus sic stantibus правовыми порядками континентальной системы, с развитием законодательства каждое из государств выработало свой подход к интерпретации этих принципов.  В настоящее время существуют два основных подхода к возможности адаптации договорных условий при существенном изменении обстоятельств. Первый подход, предусматривающий возможность изменения договора, был изначально закреплен в законодательстве Германии, второй же, поддерживающий сохранность договорных условий, был частью гражданского права Франции. 

    Возможность пересмотра договора при значительном изменении обстоятельств появилась в Германии в начале XX века, когда в следствие гиперинфляции (в 1923 году рост цен составил 3 250 000%), исполнение договоров на прежних условиях привело бы к краху экономического оборота. Именно поэтому немецкие суды были вынуждены отказаться от «правового пуризма» и выработали доктрину «отпадения основания договора» (Wegfall der Geschäftsgrundlage). При «нарушении эквивалентности» (Äquivalenzstörung) суд может «пересмотреть» договор, а в случае «отпадения цели» (Zweckvereitelung) – признать прекратившимся.

    Данная доктрина по своей сути является толкованием существовавшего принципа добросовестности, поскольку требование об исполнении контрагентом договора при условии, когда встречное предоставление будет явно неэквивалентным, является нарушением принципа добросовестности.

    Впоследствии такое толкование было кодифицировано в статье 313 Германского Гражданского Уложения (далее – ГГУ) как «нарушение основания договора», которая позволяет сторонам пересмотреть договорные условия или же при невозможности достигнуть согласия расторгнуть договор. Суд же в таком случае может признать изменения обстоятельств существенными и самостоятельно адаптировать условия договора под новые обстоятельства. При этом признается, что у сторон нет обязательства пытаться провести повторные переговоры (как первый этап адаптации) до вынесения такого решения судом. Если же адаптация договора невозможна (по усмотрению суда), то сторона может расторгнуть договор в соответствии со статьей 346 ГГУ.

    Таким образом, Германия реализует возможность адаптации договора через призму добросовестного поведения сторон, поскольку только такое поведение может гарантировать стабильность экономического оборота. В таком случае принцип pacta sunt servanda понимается как сохранение договорных отношения даже при изменении обстоятельств, а как не формальное исполнение условий контракта. 

    Противоположный подход до последнего времени имел место во Франции, где именно принцип pacta sunt servanda в неизменном виде применялся судами. Так, договор мог быть изменен только в случае наличия адаптационной оговорки в самом договоре, а прекращен – только в случае форс-мажора. Прецедентным является дело Cannal de Craponne 1876 года, в котором суд указал на то, что «ни при каких обстоятельствах суды не могут устанавливать новые договорные условия в зависимости от времени и обстоятельств, отличающиеся от тех, что были изначально согласованы сторонами, даже если такое изменение представляется честным». Данная позиция поддерживалась французскими судами и во время гиперинфляции XXвека, которая достигала 500%, поскольку воля сторон на момент заключения договора считалась неизменной. Так, в решении 1921 года суд указал на то, что «никакое справедливое рассмотрение дела не позволяет судам изменять условия договора». 

    Лишь в 2016 году во французское законодательство была включена доктрина imprévision, позволяющая изменение договорных условий в связи с существенным изменением обстоятельств. Однако внедрение этой доктрины все еще не позволяет суду самостоятельно изменять контракт, поскольку важной остается воля самих сторон. Последняя судебная практика по вопросу возможности адаптации договора все еще не однозначна, однако в некоторых случаях суд налагает на стороны обязательство по пересмотру контракта с целью восстановления баланса встречного предоставления. 

    Таким образом, уход от классического французского понимания изменения договорных условий, на мой взгляд, является примером следования общемировому подходу необходимости адаптации договора. 

    Доктрина затруднений в исполнении договора имеет место не только в странах континентальной правовой семьи, но и в странах общего права. Так в Великобритании, несмотря на отсутствие рецепции римского права (поэтому доктрина pacta sunt servanda не оказала значительного влияния на становление правовой системы), сохранение изначальных положений договора является важным правовым принципом. Английская доктрина затруднений в исполнении в некотором роде похожа на французскую. Затруднения сами по себе не признаются основанием для адаптации или прекращения договора, но доктрина отпадения цели договора (frustration of purpose) все же предусматривает средства правовой защиты. В этом смысле английское подход находится между немецким и французским, хотя и ближе к последнему. 

    Изначально английские суды указывали на невозможность изменения контракта даже при невозможности его исполнения, но к середине XIXвека была разработана доктрина фрустрации договора, объединяющая невозможность исполнения (физическую и юридическую) и отпадение основной цели контракта. При этом случаи невозможности аналогичны французским и немецким форс-мажорным обстоятельствам.

    Но наибольший интерес представляет именно доктрина фрустрации договора (отпадение его цели), которая была разработана судом в делах Taylor v Caldwel и Krell v HenryВ современном понимании «фрустрация договора имеет место в случаях, когда в законодательстве признается, что без неисполнения договора какой-либо из сторон договорное обязательство не могло быть исполненным, поскольку обстоятельства, при которых требуется исполнение, сделали бы его в корне отличным от того, которое было принято по договору», то есть даже при надлежащем исполнении договора каждой из сторон его цель не была бы достигнута в изменившихся обстоятельствах. В этом случае договор все еще не изменяется сторонами (и тем более судом), а прекращается. 

    В английском праве только невозможность исполнения или отпадение цели договора ведут каким-либо юридическим последствиям, поскольку затруднения в исполнении как таковые не включены в английскую доктрину. При отпадении цели контракта потерпевшая сторона может требовать не только прекращения договора, но и реституции, поскольку цель договора не выполнена и необходимо восстановить положение сторон до заключения договора. Единственной возможностью использования адаптации как средства правовой защиты является наличие в договоре адаптационной оговорки, поскольку в таком случае воля сторон на пересмотр условий будет прямо выражена. Однако судебной практики по этому вопросу достаточно мало, так как критерии определения цели договора субъективны, а потому этот способ защиты используется нечасто. 

    Так, в Великобритании несмотря на отсутствие рецепции римского права, в том числе принципа pacta sunt servanda, его смысл не только включен в правовую систему, но и активно используется и в наши дни, поскольку лишь стороны, вновь выразив свою волю, могут изменить договорные обязательства.

    Однако на международном уровне такой способ правовой защиты как адаптация договора признается, что подтверждается существованием (пусть и не всегда напрямую) такого права в международных актах, таких как Венская конвенция о международной купле-продаже 1980 года (далее – Венская конвенция) и Принципах международных коммерческих договорах (далее – Принципы УНИДРУА). При этом стоит отметить, что Великобритания не является подписантом Венской конвенции, которая включает в себя принципы, относящиеся больше к континентальному, чем к общему праву.

     Показательным является дело Scafom International BV v. Lorraine Tubes S.A.S., решение по которому в 2009 году вынес Верховный суд Бельгии. В нем суд указал, что применимая к договору Венская конвенция содержит внутренний пробел в регулировании возможности адаптации контракта, а потому необходимо обратиться к ее общим принципам, таким как принцип добросовестности, «в соответствии с этими принципами, которые также отражены в Принципах УНИДРУА, сторона, которая обращается к обстоятельствам, значительно изменяющим баланс встречных предоставлений сторон, может требовать повторных переговоров касательно условий контракта». Таким образом, суд самостоятельно не изменил договор, однако указал, что стороны должны самостоятельно скорректировать цену товара в соответствии в изменившимися обстоятельствами. В данном случае представляется, что принцип pacta sunt servanda не нарушен, поскольку договор как таковой остается в силе, но стороны самостоятельно устанавливают для себя новый правовой режим, подходящий под новые обстоятельства. В этом случае соблюдается и принцип favor contractus, поскольку договор не расторгается (хотя при существенном изменении обстоятельств как минимум одна сторона по договору может быть не заинтересована в исполнении договора на прежних условиях), а продолжает существовать по согласию сторон.

    Принципы УНИДРУА, являющиеся вариантом унификации частного права, также указывают в статье 6.2.1, что «если исполнение договора становится более обременительным для одной из сторон, эта сторона тем не менее обязана выполнить свои обязательства с соблюдением последующих положений о затруднениях». Так, исполнение договора в целом является обязательным, т. е. исполнение должно осуществляться до тех пор, пока это возможно, независимо от бремени, которое оно может налагать на исполняющую сторону. Данное положение является закреплением принципа pacta sunt servanda на международном уровне. Однако Принципы УНИДРУА также предусматривают средства правовой защиты сторон при существенном изменении обстоятельств. Так, в соответствии со статьей 6.2.3 «в случае наступления затруднения в исполнении сторона имеет право на переговоры». Если же в переговорах стороны не достигли соглашения о необходимости внесения изменений в договор, заинтересованная сторона вправе обратиться в суд, который может либо прекратить договор, либо «адаптировать договор с целью восстановить равенство встречного предоставления».

    Таким образом, адаптация договорных условий в случае существенного изменения обстоятельств, на мой взгляд, является новым пониманием принципа pacta sunt servanda, поскольку главным является не формальное сохранение условий договора, а сохранение договорных правоотношений per se. Именно такой инструмент правовой защиты представляется подходящим для современной экономической и политической обстановки, когда контрагенты особенно подвержены влиянию обстоятельств извне.

     

    Основания для адаптации договора

    Существование механизма адаптации договорной цены может дать стороне возможность злоупотребления правом, поскольку контрагент может получить право на увеличение цены даже при минимальных колебаниях стоимости исполнения. Однако стоит отметить, что при согласовании договорных условий, стороны в первую очередь, закладывают возможные дополнительные расходы как в саму цену, так и в содержание договора вообще, включая определенные положения в контракт (так называемое «внутреннее страхование»).

    Для предотвращения спекуляций и поддержания стабильности рынка необходимо определить, какие же события действительно затрудняют исполнение договора? Нужно ли учитывать объективные или субъективные обстоятельства? В данном эссе будет проведен анализ таких событий в национальных и международных актах.

    Важно отметить, что события, затрудняющие исполнение договора, не являются форс-мажором, поскольку исполнение договора остается возможным (и даже требуется от стороны). Основное отличие состоит в том, что форс-мажором чаще всего является обстоятельство, физически препятствующее исполнению обязательства, такое как, например, стихийное бедствие. Событием, затрудняющим исполнение, могут быть, например экономические санкции или повышение таможенных тарифов. В этом случае исполнение обязательства возможно, но требует от стороны больших затрат, не предусмотренных на момент заключения договора.

    Для того, чтобы понять, какие события затрудняют исполнение договора, необходимо установить критерии для оценки таких обстоятельств. Однако несмотря на то, что в каждой из юрисдикций, как правило, имеется свой тест, общепризнанным считается совокупность нескольких критериев: непредвидимость, нахождение обстоятельства вне контроля лица и нарушение баланса встречного предоставления.

    Так, немецкое право использует такие критерии как 1) существенное изменение обстоятельств, предвидя которое стороны бы не заключили договор на тех же условиях; 2) договорное или статутное распределение риска и 3) одна из сторон не может разумно ожидать, что она продолжит исполнение договора без изменения. При этом Германия является одной из немногих юрисдикций, признающих изменение как в объективной, так и в субъективной основе договора. Так, Т. Г. Охчаев указывает, что «изменения в субъективной основе договора подразумевают ошибку сторон в мотивации к заключению договора и ситуации, в которых одна из сторон договора ошибочно предполагала наличие определенных обстоятельств, а другая сторона, признавая наличие соответствующих ошибочных предположений, тем не менее не разделяла указанную позицию». Это означает, что не только объективные изменения обстоятельств, но и положение стороны в договоре учитываются при определении нарушения эквивалентности встречных предоставлений.

    Французский Коммерческий кодекс в свою очередь не устанавливает критериев для адаптации договора, поскольку редкие случаи применения такого способа правовой защиты основываются на применении статей 1134 («ошибка в отношении существенных качеств контрагента») и 1135 («ошибка в отношении самого мотива заключения договора, не относящегося к существенным качествам акта исполнения, или в отношении контрагента»). В данном случае представляется, что нарушение баланса встречного предоставления, по мнение французских судов, основывается на ошибке стороны при заключении договора, что может быть как основанием как признания договора недействительным, так и адаптации.

    Однако Высшая инстанция административной юстиции Франции определила в своих решениях некоторые критерии применения доктрины imprévision, среди которых 1) нарушение баланса интересов сторон договора при наступлении экономического или политического обстоятельства, находящегося вне сферы контроля стороны; 2) невозможность предвидеть обстоятельство на момент заключения договора; 3) наступление события делает дальнейшее исполнение договора крайне затруднительным для стороны. Фактически в соответствии с этой концепцией сторона в праве требовать компенсацию (indemnité) для восстановления баланса договора. При этом все же применение критериев imprévision не является распространенным явлением и присутствует в основном в делах с публичным интересом.

    В английском праве, как было описано в предыдущей главе, адаптация невозможна, поскольку доктрина фрустрации цели договора подразумевает лишь прекращение договора и реституцию. Однако поскольку у сторон есть возможность самостоятельно согласовать любые условия договора, одним из них может быть адаптация по основаниям, определенным сторонами.

    Международные акты также содержат критерии для адаптации договора в связи с существенным изменением обстоятельств. Статья 79 Венской конвенции предусматривает лишь критерии невозможности исполнения обязательства, однако, как было указано в Мнении № 7 Консультативного совета, для определения критериев затрудняющих событий возможно обратиться к общим принципам Конвенции, отраженным в Принципах УНИДРУА. Несмотря на то, что напрямую Венская конвенция не предусматривает ни возможности адаптации, ни критериев для событий, которые могут стать причиной обращения к такому средству правовой защиты, такие критерии могут быть установлены исходя из принципа добросовестности, как одного из основополагающих принципов Конвенции.

    Принципы УНИДРУА в статье 6.2.2 напрямую устанавливают критерии для адаптации договора: 1) фундаментальное изменение баланса встречного предоставления в следствие роста стоимости исполнения для стороны или уменьшения стоимости исполнения, которое сторона получит; 2) о событии стало известно или оно случилось после заключения договора; 3) событие не могло быть принято во внимание разумным лицом на момент заключения договора; 4) событие находилось вне сферы контроля лица; 5) риск наступления события не был принят стороной. При этом первый критерий является основным и лишь при его выполнении производится анализ остальных, однако именно он также вызывает наибольшее количество вопросов. Поскольку УНИДРУА не содержит указание на процентное изменение стоимости исполнения договора, необходимо анализировать каждое дело в отдельности. При этом невозможно сделать вывод о том, какой процент суды обычно считают фундаментальным изменением баланса встречного предоставления. В уже упомянутом деле Scafom International BV vLorraine Tubes S.A.суд указал на возможность адаптации цены при увеличении стоимости на 70%. Однако существуют и противоположные судебные решения. В делах“FeMo” alloy и Tomato concentrate суд указал на невозможность адаптации договоров при изменении цены в 100% и 300% соответственно. На мой взгляд, причиной такого различия в судебных решениях является учет судами всех критериев, в том числе объективной предвидимости события. Так, если, например, договор заключается в стране Х, где каждую неделю по пятницам инфляция растет на 100%, увеличение цены договора в связи с этим не будет непредвидимым событием.

    Таким образом, критерии для определения события, которое может быть причиной адаптации договора, достаточно похожи как в национальных, так и в международных актах, что говорит о существовании единого подхода к пониманию этого вопроса. Однако важным остается вопрос судейского усмотрения при интерпретации таких критериев, поскольку практика показывает, что анализу подлежат все обстоятельства каждого конкретного дела.

    Заключение

    В современном мире любые изменения, в том числе экономические, происходят гораздо быстрее, чем когда-либо. Именно поэтому несмотря на важность принципа pacta sunt servanda как гаранта нерушимости договорных условий, все большее значение получает принцип favor contractus, а именно его понимание как возможности сохранения договора perseс изменением его условий. 

    Идеальным вариантом, позволяющим изменение договорных условий, является наличие в контракте адаптационной оговорки или же последующие переговоры сторон о возможности адаптации. В этом случае принцип pacta sunt servanda не только не будет нарушен, но и получит еще большее закрепление, поскольку стороны самостоятельно выразили волю на изменение договорных условий.

    Если же стороны не достигли соглашения о возможности адаптации контракта, то вопрос о наличии у суда права изменять условия соглашения без воли сторон остается открытым. Однако, учитывая, что принцип добросовестности является основополагающим в правовых системах большинства юрисдикций, представляется разумным разрешать такие споры исходя из такой логики. В таком случае суд самостоятельно анализирует баланс встречных предоставлений в договоре и выносит решение о том, действительно ли обстоятельства его существенно изменили.

    Возникновение возможности адаптации договора во Франции, которая изначально не поддерживала эту позицию, показывает, что современным участникам экономического оборота необходима возможность изменения договорных условий, это подтверждается и международной практикой. В этом смысле английский подход расходится с мировым трендом. 

    На мой взгляд, договорное право существует не само по себе, а с целью регулирования экономических отношений, а потому бизнес не должен подстраиваться под нормы закона, не закрепляющие определенные институты, и согласовывать условия для каждого отдельного